[:ru]t638BtgmoV4 vzNWPaigU6s SQMiYOwtC7I W6sHyLa2O3M ypBE7effhy8

Собеседником новой рубрики спортивного аналитика Фонда «Социальных и гуманитарных инициатив им. Виктора Прокопьевича Смольникова» Алексея Зубакова «Жизнь в фигурном катании» стал один из ведущих российских хореографов Алексей Железняков.

— Алексей, вы один из немногих хореографов не только в России, но и в мире, работающих и с одиночниками, и танцевальными  дуэтами, и спортивными парами. Но пришли в фигурное катание, не только закончив Смоленский государственный институт искусств, но и отслужив от звонка до звонка два года армейской жизни, успев поработав несколько лет в шоу-бизнесе, поставить программы шоу «Цирк на льду» и получив опыт актера балета в Театре имени Моссовета.

— Мне с детства нравились танцы. Поэтому, особо не раздумывая, поступил в Смоленский государственный институт искусств на отделение хореографии классического и народного танца, получив специальности артиста балета и хореографа. Еще обучаясь в институте, в 19 лет решил исполнить служебный долг, взял академический отпуск и пошел в ряды Российской Армии. Два года честно отслужил в Ансамбле песни и пляски ВДВ. И не только танцевал. Признаюсь, к нам, участникам армейского ансамбля первое время сослуживцы (а мы служили рядом с подразделением разведки ВДВ в Сокольниках в 218-м батальоне ОБСПН), особенно «деды»  относились с насмешкой. Но видя, какие делаю растяжки, ко мне потянулись «дембеля» с просьбой помочь им. Растяжки им необходимы, поскольку они занимались боевыми искусствами, рукопашными боями. В итоге вместо смеха пришло уважение. Это был мой первый педагогический опыт. И круто, что пусть неформальные, но свои первые в качестве наставника уроки танцевальному искусству (растяжка – обязательный элемент обучения танцам), я провел в экстремальных армейских условиях. Это здорово закалило характер. Тем более мы еще и боевые задачи выполняли. Так, проигнорировали предупреждение полковника — начальника нашего подразделения, и, договорившись с полковником разведки, отправились прыгать с парашютом, чтобы заменить «кепки-хаки» настоящими голубыми беретами десантника. Наш полковник не стал нас сильно корить, а наоборот похвалил за настоящий мужской поступок. После армии остался в Москве, договорившись с администрацией Смоленского государственного института искусств учиться в заочном режиме.

 

— В Москве чем стали заниматься?

— Можно сказать, начал с шоу-бизнеса. Сначала поработал в группе у Алены Свиридовой. Она не только отличная певица, но и замечательный человек. В ней никогда не было ни капли звездного налета. Мне повезло, что свою профессиональную танцевальную карьеру я начал у Алены. Сотрудничал и с другими эстрадными звездами. В группе Лады Дэнс танцевал. Несколько лет отработал в знаменитом Государственном московском мюзик-холле  Павла Раввинского. Посчастливилось работать в продюсерском центре Максима Фадеева. У него я работал и как постановщик программ  для шоу. В том числе для группы «Серебро», Елены Терлеевой и Виктории Дайнеко. Даже в  балетную группу «Тодес» меня пригласила и сразу в основной состав (люди годами пробиваются) сама руководитель Алла Духова. Но не сложилось. Не решился пойти до конца. И, признаюсь, бешеный ритм шоу-бизнеса, даже мне, прошедшему суровую армейскую жизнь, показался нереальным. Главной причиной моего ухода из эстрадного мира стала непредсказуемость, неуверенность в завтрашнем дне. Мне хотелось чего-то постоянного и стабильного.  Меня пригласила как постановщика Яна Шевченко — создатель и руководитель шоу «Цирк на льду» при Росгосцирке. Заключили с моим другом Дмитрием Мокрицыным контракты на полгода  как раз на время гастролей «Цирка на льду» в  Венгрии. Утром и днем ставили программу, вечером группа давала представление. Мы поставили спектакль на льду. Начали с двух номеров. Яне они понравились, и она попросила поставить всю программу в ее шоу. И дала нам установку. Уйти от «совкового» циркового стиля и перейти на уровень современного искусства типа «Цирка дю Солей». Мы взяли самое передовое, сохранив все лучшие традиции советской и российской школы цирка. И получилась настоящая сказка. Начинали представление бывшие фигуристы. Потом  артисты цирка, научившиеся кататься на льду. А изюминкой было выступление одиннадцати белых медведиц и самца – огромного белого медведя Грэма. Они и на санках возили свою дрессировщицу, представительницу  известной цирковой династии, Заслуженную артистку России Юлию Денисенко, и на коньках держались не хуже профессионального фигуриста. Так что мой первый опыт в катании на льду связан с постановкой шоу «Цирк на льду» с участием двенадцати белых медведей-фигуристов.

 

— А сюжет сказки о чем?

— Это фантазия. Назывался спектакль «Фроделири». Вечная борьба добра и зла. Зло выражал злой клоун, который изображал коллективный образ тирана и деспота (Гитлера, Наполеона и других диктаторов). А добро олицетворял добрый волшебник. Кончалось все, конечно, победой добра и светлых сил, которые представляли белые медведи. Это было очень красиво и трогательно даже для нас, постановщиков и артистов. Так ледовая сказка стала прологом моей будущей судьбы.

 

— Но приход в фигурное катание произошел у вас несколько спонтанно.

— Да, после ухода из шоу-бизнеса  я стал работать артистом балета  в театре имени Моссовета и принял участие в рок-опере «Иисус Христос – суперзвезда» и спектакле «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда». Но, как и многие артисты, подрабатывал на корпоративах. И вот нас пригласили на Камчатку на очень крутую «тусовку» с участием звезд мирового спорта и российской эстрады  на крупный международный турнир по биатлону. Там мое выступление отметил Павел Воротников – звукорежиссёр Дмитрия Билана, Филиппа Киркорова, Сергея Лазарева и многих других звезд.  После выступления он подошёл ко мне. Спросил, есть ли у меня опыт педагогической работы, и предложил познакомить меня с Этери Тутберидзе. Она искала тогда хореографа. Его сын Андрей в то время занимался в ее группе. Мне было интересно попробовать новое для себя творческое направление, поскольку мне понравилось работать на гастролях «Цирка на льду» в Венгрии. И возвратившись в Москву, поехал на встречу с Этери. Она попросила меня провести пробный урок. И сразу предложила сотрудничать. Я интуитивно согласился. Так согласился, что вместе с Евгенией Медведевой сейчас являюсь старожилом группы Этери Тутберидзе. Мы прошли весь путь к золотым достижениям. Я счастлив и горд работать с  таким человеком и высокопрофессиональным специалистом, как Этери Тутберидзе.

— Про Этери многое сказано. И бывают даже критические выступления. Но она  не обращает внимания и твердо идет к своей цели. Как вам удается так долго работать совместно, и в чем секрет команды Этери Тутберидзе и ее лучшей ученицы Евгении Медведевой.

— Вы знаете, Этери нужно понимать. Ее считают сложным человеком. Но она всю себя отдает фигурному катанию. И надо чувствовать ее грузинский темперамент. Она не делает никому льгот. И прежде всего себе. Даже к дочери Диане относится очень жестко и требовательно. Максималистка во всем. Трудоголик. Не признает никаких праздников. Работает и 8 марта, и 1 мая, и даже в Новый год. Да, если у нее есть стойкое мнение, она не будет никого слушать, а сделает все для реализации своей идеи. Но в абсолютном большинстве случаев Этери оказывается права. На интуитивном уровне она видит то, что другие не замечают. Я сначала привыкал к диалогу с Этери. Но потом понял, она никого не хочет обидеть. Порой  просто резко говорит. Но так говорит потому, что она вся в работе. Она  полностью уходит в мир фигурного катания во время тренировок. И не нужно ее отвлекать в этот момент. И такая же максималистка Евгения Медведева. Вспомните, сначала Женя проигрывала некоторым девочкам, но с каждым годом прибавляла, когда другие останавливались, а теперь с каждым стартом растет. И поднимает потолок мирового катания на фантастический уровень сочетания сложности и технического мастерства. И это стало возможным благодаря тому, что они с Этери  понимают друг друга на космическом уровне. И Евгения никогда не позволит себе даже минутного расслабления. Именно отвлечение от спорта и стало причиной неудач некоторых спортсменов, в том числе входивших в группу Тутберидзе. Я пришел, когда Этери только развивала свою группу на детском и юношеском уровне. На моих глазах выросли Евгения Медведева, Полина Шелепень, Морис Квителашвили, Адьян Питкеев, Юлия Липницкая. Потом в группу  пришел такой же тренер-фанат своего дела Сергей Дудаков. Эти люди живут фигурным катанием и не признают никакой расхлябанности, не приемлют никакой халтуры на занятиях. Вот и сейчас у Этери  подрастают юные перспективные девочки, есть и способные юноши. Также  идет огромный поток желающих заниматься на ледовом катке «Хрустальный» в Коньково. И Этери набрала большую группу талантливых детей. Мы должны не критиковать таких влюбленных в фигурное катание  специалистов-профессионалов, а создавать им все условия для дальнейших достижений.

 

— Но вы работаете и с другими группами.

— Да, я сотрудничаю активно с группой парного катания двукратного олимпийского чемпиона Артура Дмитриева и с группами Сергея Доброскокова (парное катание), Светланы Алексеевой (танцы на льду), Ксении Румянцевой (танцы на льду). В каждой группе есть свои большие плюсы, которые мне помогают в моей профессиональном совершенствовании.

 

— Самое большое сотрудничество у вас с группами Этери Тутберидзе и Артура Дмитриева.

— Совершенно верно. Уже давно сотрудничаю с этими группами. А с другими поменьше. Так, с группой Светланы Алексеевой работаю всего три месяца. У Артура Дмитриева  сейчас в группе три пары. Лидерам — Кристине Астаховой и Алексею Рогонову — Сергей Комолов поставил новую короткую программу «Евгений Онегин».  Эта пара мне очень нравится. Два года назад в команде Артура Дмитриева появилась прекрасный педагог по актерскому мастерству  – актриса театра и кино Маргарита Бугаева.  И обратите внимания, как волшебно изменилась Кристина Астахова. Насколько она преобразилась. Была зажатой и скованной, а сейчас и сама обновилась, и дала возможность своему партнеру Алексею Рогонову показать себя на льду именно тем, кем является в реальной жизни. Раньше у него был немного искусственный образ брутала. А сейчас он настоящий романтик, как и в жизни вне льда, и это позволяет паре быстро расти и в техническом плане, и в исполнительском классе.

 

— Но вы и с Артуром работаете уже давно.

— Да, четыре года. Вы знаете, они похожи,  с Этери Тутберидзе. Оба без ума от фигурного катания. Оба живет фигурным, забывая обо всем другом. Но по характеру, конечно, отличны. Артур — это спокойствие и хладнокровие в любой ситуации.

 

— Кроме лидеров у Артура Дмитриева еще две спортивные пары?

— Да, сейчас взяли две пары. И об одной паре уже можно сказать. Ребята объединились всего три месяца назад — Елизавета Мартынова и Роман Запорожец. Виден большой потенциал. Сейчас грамотно  им распорядиться и не торопиться, а идти небольшими шагами вперед уверенно и поступательно.

 

— А как Нодари Маисурадзе?

— Нодари сейчас участвует в шоу-программах. И много помогает Артуру Дмитриеву в тренировочном процессе. Вижу у Нодари огромный тренерский потенциал. Сейчас наберется опыта у Артура Дмитриева, и не исключаю, что скоро мы узнаем и о тренерской карьере замечательного спортсмена.

 

— Как я понял, с женским одиночным катанием и спортивными парами и в целом в российском фигурном катании, и у вас в группах все в порядке. Но вопрос Вам, как хореографу групп с участием мужчин-одиночников и танцевальных дуэтов. Что происходит с нашими мужчинами, и в чем причина отставания танцевальных дуэтов?

— Это интересные вопросы. А ответы есть. С мужчинами проблема очевидна  — отсутствие простого мужского стержня. Не тянут наши одиночники на роль защитников Отечества. Они привыкли к сладкой жизни, поклонницам. Не расходуя энергию на тренировках.  Так называемые «тепличные мальчики». Другие немного зажаты в себе. И поэтому не могут раскрыться. Вот Морис Квителашвили. Очень талантливый, но слишком спокойный. Не хватает ему спортивной наглости. Станет боее уверенным, решительным — сразу появится стабильность и придут нужные результаты. А пока в нашем сегодняшнем мужском катании  только вижу Михаилу Коляду. С виду не кажется суперменом, но на льду показывает настоящий мужской характер. Борется до конца выступления.

 

— А с отечественными танцами что произошло?

— На мой взгляд, здесь проблема иного рода  – отсутствие в тренерских группах конкретных специалистов по стилям танцевальных номеров — так называемых «универсальных хореографов», владеющих самыми разными стилями танцев, и  привлекать таких  специалистов нужно на постоянной основе к работе с танцевальными дуэтами, начиная с детско-юношеского возраста. Это даст  возможность развить совершенную координацию и гармонию  тела, и  можно будет ставить программы в разных стилях, и наши танцевальные дуэты  будут владеть ими безукоризненно. Все ведущие страны уже перешли на сотрудничество со  специалистами по танцевальным стилям.  Поэтому мы и отстаем от других стран в развитии танцев на льду.  Уже в предстоящем сезоне в программу танцевальных дуэтов введен новый обязательный танец – хип-хоп. И для тренеров российских танцоров на льду  это станет огромной проблемой, так как многие из  наших танцевальных дуэтов не владеют  вновь введенным обязательным танцем. Поэтому и нужно, как можно быстрее, перестраивать систему подготовки танцевальных дуэтов, начиная с детско-юношеского возраста.

 

Вы создали  ателье Vipskate, и стали  дизайнером одежды для фигурного катания?

— Это еще одно мое детское хобби. Я любил рисовать. И, уже работая в фигурном катании, часто делал по просьбе родителей макеты костюмов. Я рисовал костюм под образ программы. Но потом родители шли с моими эскизами и рисунками в обычные ателье. Мне пришла в голову простая до гениальности идея. А почему я не могу сам организовать процесс подготовки сценического костюма «под ключ»? Купил оборудование, пригласил специалистов, и т.д. Тем  самым и фигуристам помогаю, и их родителям. И себе обеспечиваю своего рода финансовый задел на будущее.

 

— А как проходит  сама работа «под ключ»?

Если заказчика интересует одежда, предназначенная для соревнований и выступлений, то в каждом конкретном случае, срок исполнения заказа обсуждается индивидуально. Это связано с тем, что процесс от создания эскиза до воплощения образа в ткани, является очень скрупулёзным и многоступенчатым процессом. В первую очередь мы берем музыкальная запись программы, также мы уточняем пожелания к костюму от тренера спортсмена или спортсменки. Затем наши дизайнеры разрабатывают серию эскизов. После уточнения выбранного образа, мы предлагаем заказчикам ткани, возможные отделочные материалы, стразы и прочую фурнитуру. Далее мы снимаем мерки и, исходя из этих данных, конструктор разрабатывает эксклюзивную выкройку. Следующим шагом идут примерки, количество которых также зависит от сложности воплощаемого образа. В завершение выполняется расклейка костюма камнями. В совокупности, все эти действия, создают не имеющий аналогов образ, при воплощении которого, полностью учтены все  пожелания заказчика. При изготовлении одежды всегда используются только лучшие ткани итальянского производства, которые мы заказываем напрямую с фабрики. Благодаря этому фактору, мы гарантируем нашим клиентам удобство, комфорт, функциональность, а также износостойкость и высокое качество предлагаемых изделий.

 

 

 

 

— Наши «звезды» выступают в костюмах Vipskate от Алексея Железнякова?

— Конечно, и всем они нравятся. В том числе Евгении Медведевой. Да и иностранные фигуристы заказывают одежду. Например, юниорская сборная США по фигурному катанию.

 

При перепечатке ссылка на Фонд «Социальных и гуманитарных инициатив им. Виктора Прокопьевича Смольникова» обязательна.

 

[:]