Эта  почти  невероятная история произошла летом 1942 года. Она  была  так  популярна, что одно время про овраг говорили: «тот  Бабий Яр, где футболистов расстреляли». Она ходила тогда в  форме  легенды,  которая настолько хороша и закончена, что мне хочется привести ее целиком. Вот она.

Футбольная команда киевского «Динамо» до  войны была  одной из  лучших  команд  страны. Болельщики хорошо знали  игроков, особенно, знаменитого вратаря Трусевича. Из-за окружения команда не смогла эвакуироваться. Сначала они сидели  тихо, устраивались на работу кто куда, встречались. И, тоскуя по футболу, стали устраивать тренировки на каком-то пустыре. Об этом сразу узнали окрестные мальчишки, жители, а потом дошло до немецких властей. Они вызвали футболистов и сказали:  «Зачем вам пустырь? Вот прекрасный стадион пустует, пожалуйста,  тренируйтесь.  Мы не против спорта, наоборот».
Динамовцы  согласились и  перешли на стадион. Спустя некоторое время немцы вызывают их и  говорят: «Мирная жизнь в Киеве  налаживается,  уже  работают кинотеатры, опера, пора открывать стадион. Пусть все видят, что мирное восстановление идет полным ходом. И мы предлагаем вам встречу со сборной
вооруженных сил Германии». Динамовцы  попросили время подумать. Одни  были  против, считая, что играть с фашистами в футбол — позор и предательство. Другие возражали: «Наоборот, мы их разгромим и опозорим перед всем народом, подымем дух у киевлян». Сошлись на  втором. Команда стала усиленно готовиться, ее назвали
«Старт».
И  вот на улицах Киева появились яркие афиши: «ФУТБОЛ. Сборная вооруженных сил Германии — сборная города Киева». Стадион был полон; половину трибун занимали немцы, прибыло высокое начальство, сам  комендант, они  были  веселые  и предвкушали  удовольствие; худшие  места заняли жители Киева, голодные, оборванные.

Игра началась. Динамовцы были истощены и слабы. Откормленные немецкие футболисты грубили, откровенно сбивали с ног, но судья ничего не замечал. Немцы на трибунах заорали от восторга, когда в ворота киевлян был забит первый гол. Другая
половина стадиона мрачно молчала: и тут,в футболе, они оплевывали нас.

Тогда  динамовцы, как говорится, взялись. Их охватила ярость. Неизвестно откуда пришли силы. Они стали переигрывать немцев и ценой отчаянного прорыва забили ответный мяч. Теперь разочарованно промолчали немецкие трибуны, а остальные кричали и обнимались.

Динамовцы вспомнили свой довоенный класс и после удачной комбинации провели второй  гол. Оборванные люди  на  трибунах кричат; «Ура!», «Немцев бьют!» Это «Немцев бьют!» уже выходило за пределы спорта. Немцы заметались перед трибунами,  приказывали:  «Прекратить!» —  и строчили в воздух.  Кончился первый  тайм, команды ушли на отдых.

В перерыве к динамовцам зашел офицер из ложи коменданта и очень  вежливо сказал следующее: «Вы молодцы, показали хороший футбол  и мы это оценили. Свою спортивную честь вы поддержали достаточно.  Но теперь, во втором тайме, играйте спокойнее, вы сами понимаете, нужно проиграть. Это нужно. Команда германской
армии никогда еще не проигрывала, тем более на оккупированных территориях.  Это  приказ.  Если  вы  не проиграете, — будете расстреляны».

Динамовцы  молча   выслушали  и   пошли  на   поле.   Судья просвистел,  начался второй  тайм.  Динамовцы играют  хорошо и забивают в ворота немцев третий гол.  Половина стадиона ревет, многие  плачут  от   радости;   немецкая  половина  возмущенно голгочет.  Динамовцы забивают еще один гол.  Немцы на трибунах
вскакивают,  хватаются  за  пистолеты.  Вокруг  зеленого  поля
побежали жандармы, оцепляя его. Игра  идет  на  смерть,  но  наши  трибуны этого не знают и только   радостно   кричат.   Немецкие  футболисты  совершенно
сломлены   и  подавлены.  Динамовцы  забивают  еще  один  гол. Комендант со всеми офицерами покидает трибуну. Судья  скомкал  время,  дал финальный свисток; жандармы, не дожидаясь,  пока  футболисты  пройдут  в  раздевалку, схватили динамовцев  тут  же,  на  поле,  посадили  в закрытую машину и отвезли в Бабий Яр.

Такого случая еще не знала история мирового футбола. В этой игре  спорт  был  насквозь политичным.  У  динамовцев не  было другого оружия,  они превратили в оружие сам футбол,  совершив подлинно бессмертный подвиг. Они выигрывали, зная, что идут на смерть,  и  они  пошли на  это,  чтобы напомнить народу о  его достоинстве. В действительности эта история была не такой цельной,  хотя закончилась именно так,  но, как все в жизни, было сложнее уже хотя бы потому,  что проходила не одна игра,  а  несколько и злоба немцев поднималась от матча к матчу.